Протоиерей Андрей Огородников

Протоиерей Андрей Огородников (23.11.1953 — 21.11.2019 )

Биография — «Сочинение на заданную тему»

Зовут меня протоиерей Андрей. В миру Андрей Владимирович Огородников. Родился я 23 ноября в 1959 году в старом Братске. Мои родители: папа Владимир Ильич, мама Анна Петровна и старшая сестра Наталья.

Родители мои родом с Алтая. Папа работал инженером, мама — учительницей. В Братск они приехали в 1956 году на строительство Братской ГЭС. Как большинство людей, родившихся в нашей стране, я ходил в садик, учился в школе, служил в армии. После армии женился. Супруга моя, матушка Наталья, в миру Голубева Наталья Валентиновна. Познакомились мы с ней на производстве. Работал я электриком, а по вечерам учился в Братском индустриальном институте. До священства у нас родились два сына: Павел и Илья. В своем повествовании останавливаться буду на вопросах, касающихся моего религиозного становления…

Над смыслом жизни я стал задумываться еще с детства. Думалось мне: «А вот если бы меня не было, то что было бы?» И сам себе отвечал: «Мама была бы, папа был бы, сестра была бы, люди были бы, автобусы ходили бы. А вот если бы людей не было, то что было бы? Растения были бы, заводов не было бы. Зверей никто бы не убивал. Интересно: и зачем люди живут?» А потом школа… Какой там смысл жизни?! От уроков мозги разламываются…

Молитве «Отче наш» меня научила бабушка, в каком возрасте — не помню. Читал я ее редко, когда было страшно ночью засыпать. Помню, мы еще школьниками с сестрой сидели на вокзале, мама куда-то отошла, а женщина, соседка по скамеечке, говорит: «В наше время народ в Бога не верует и молитв не знает». А я подскочил и говорю: «Как не знает?!» И во все горло: «Отче наш иже еси на небеси…» «Тише, тише», — замахала на меня женщина руками. А вот уже осмысленно веровать я стал годам к тридцати, когда в мои руки попало Евангелие, и то не сразу. Вот читаю его, умом все понимаю, а поверить не могу. С досады встал я дома на колени, когда никого не было, и от всей души обратился к Богу: «Господи, рад бы я в Тебя уверовать, но не получается у меня». Господь коснулся моего сердца Своею Благодатью. И с тех пор я стал верующим.

Евангелие мне стало по-особенному пониматься и молиться захотелось. Духовные книги запоем читал. В то время продукты были по талонам, очереди многочасовые. А для меня стоять в очереди было любимейшим занятием. Займу очередь, усядусь где-нибудь на батарее и читаю, читаю, читаю.

Храм у нас в Братске был один в Падуне. В то время в храме служил протоиерей Анатолий Зайшлый. Это мой духовник, с которым связи я не теряю и по сей день. Человек не высокого роста, а энергии в нем на десятерых. Батюшка и меня в вере утвердил, и храм, в котором я служу, он построил. А к священству я пришел через скорби. Тяжело заболела моя супруга. Природа заболевания была не ясна. Одно понятно, что заболевание было практически неизлечимо. А паче того люди умирали от той болезни скоропостижно. Молился я тогда о выздоровлении по полночи. Уложу детей спать и молюсь Богородице. Лежала моя многострадальная матушка в Иркутской областной больнице. Приезжал я ее навестить. К тому времени мощи святителя Иннокентия уже привезли в Знаменский собор. Посоветовали мне люди помолиться святому. «А какие молитвы ему читать?» — спрашиваю у советчицы. «Да», — говорит, — «своими словами». Своих слов я не знал, взял молитвослов, встал на колени у мощей, прочитал утреннее правило. И в эту ночь явились мне во сне два епископа в облачении (весь сон пересказывать не буду), просил только их об исцелении. А матушка с той ночи стала выздоравливать всем на радость и на удивление. А когда она выздоровела, родила еще двух сыновей Прохора и Кирилла. Я же работать на старой работе больше не мог. Без молитвы стало тесно. Попросился у батюшки: «В церкви трудиться хочу». Благословил меня батюшка на священство.

Рукоположил меня во священники нынешний митрополит Вадим 16 августа в воскресение перед праздником Преображения Господня в 1992 году. А первая моя служба в храме ВСЕХ СВЯТЫХ В ЗЕМЛЕ РОССИЙСКОЙ ПРОСИЯВШИХ состоялась на праздник Успения Божией Матери. А для батюшки Анатолия это была последняя служба перед отъездом в Курск. С тех пор, вот уже скоро как двадцать пять лет, я служу в этом храме. Много что за это время в нем изменилось: построили колокольню, появилось сестричество, гимназия. Служат четыре священника. 

Журнал «Врата»  2016 г

(1599)

Комментирование запрещено